Малый бизнес мимо касс

22.01.18

Значительную часть госзаказа (почти 1 млрд рублей), которая предназначается малому бизнесу, получают крупные компании через подставные фирмы. Подробных исследований кто и сколько зарабатывает таким образом пока нет. Федеральная антимонопольная служба РФ намерена провести расследование. Эксперты рассказывают, что проблема была давно, изменить ситуацию едва ли удастся, нужно менять систему поддержки МСП.

Согласно 44-ФЗ госзаказчики должны отводить на закупки у малого бизнеса не менее 15% закупок, а по 223-ФЗ закупки у малого и среднего бизнеса должны составлять 18%. На практике происходит следующее: крупные дельцы прикрываются мелкими подконтрольными фирмами и получают заветные контракты. Речь идет преимущественно о закупках по 44-ФЗ, к заказчикам по 223-ФЗ претензий к невыполнению закона нет. Сейчас ФАС оценивает масштабы сговоров и в ближайшие два-три месяца подготовит сообщение о проблеме.

– Явление пока не носит массового характера. Целенаправленное исследование такого рода сговоров мы только начали и выявили несколько случаев, организованных топ-менеджерами крупных компаний при проведении торгов, предназначенных для малого бизнеса, – комментирует начальник управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Тенишев. – Происходят такие сговоры, вероятно, из-за того, что крупный бизнес хочет получить доступ к квотам малого и среднего бизнеса в госзаказе. Фактически через подставные юрлица, формально подпадающие под критерии малого бизнеса, госконтракты уходят крупным компаниям.

По словам руководителя аналитического центра «Интерфакс-ProЗакупки» Георгия Сухадольского, при введении квот для МСП многие опасались, что сами заказчики будут в значительных количествах создавать карманные МСП для достижения требуемого процента. Аналитики Спарк-Маркетинга проводили специальные исследования на эту тему – гипотеза, к счастью, не подтвердилась.

— В данном случае речь идет уже об аффилированности между самими поставщиками. Причем не в форме автоматически выявляемых холдингов материнской и дочерних компаний, а косвенной, что делает ее сложной и трудоемкой для выявления. Поэтому любые возникшие предположения требуется проверять вручную, на основе многокритериального анализа различных факторов. А любая «экспертная» оценка распространенности проблемы при отсутствии достаточных первичных данных будет, по крайней мере, не вполне объективной, — говорит Сухадольский.

По словам Тенишева, чтобы более точно представлять масштабы бедствия, понадобится несколько месяцев, но пока доходы компаний от таких схем оцениваются в миллиарды рублей.

— Наша главная цель не только наказать виновных, но и пресечь на корню подобные негативные практики и облегчить добросовестным малым предпринимателям доступ к госзаказу, — подчеркнул Тенишев.

Картели обнаружены в закупках медикаментов, дорожного строительства, ремонта и обслуживания автомобильных дорог. Впервые подобное явление ФАС обнаружила в конце декабря 2017 года.

По мнению эксперта-практика Центра эффективных закупок Тендеры.ру Кирилла Кузнецова, проблема возникла сразу же после введения в законодательстве «квот для субъектов малого предпринимательства». Такого же мнения придерживается и Людмила Пронина, профессор кафедры экономики и финансов общественного сектора Института государственной службы и управления РАНХиГС.

— Ситуация возникла из-за значительных преференций для малого бизнеса и квотирования закупок, которые приводят в ряде случаев к недобросовестной конкуренции. Кроме этого, сейчас недостаточно четко установлены критерии для отнесения бизнеса к малому и среднему, а также не оперативно отслеживается переход организаций из категории МСП в категорию крупных предприятий, — рассказала она.

По ее словам, для решения проблемы нужно внести соответствующие изменения не только в законы о закупках, но и в ФЗ-135 «О конкуренции». При этом оставить поддержку МСП через закупки, но не увеличивать квоту для них. Кроме этого, надо усилить инструменты экономического контроля за процедурой закупок со стороны ФАС и организаторов торгов, в первую очередь электронных, говорит Пронина.

— При существующей системе противодействовать этому нарушению практически невозможно. Да и, если честно, нет смысла, — рассказывает Кузнецов. – Помните старый анекдот советских времен, когда в тюрьме спрашивают новичка, осужденного по политической статье, мол за что тебя к нам? А он отвечает: «Сам не понимаю. Я слесарем работал и осматривая батареи в парткоме сказал – «эээ… да тут всю систему менять надо!». В нашем случае – менять нужно систему.

Кузнецов подчеркивает, что сейчас поддержка направлена на поставщиков «купи-продай», а не производителей. Здесь и есть полная профанация самой идеи поддержки малого и среднего бизнеса. Поддерживать нужно в первую очередь бизнес, который сам производит, оказывает услуги, выполняет работы. За счет мобильности, клиентоориентированности, инновационности и объемов малый бизнес в определенной нише гораздо эффективнее перепродавцов и крупного бизнеса. Ведь малый бизнес работает там, где невыгодно или неэффективно для крупного и среднего.

— Субъекты МСП в региональной экономике способствуют устранению дефицита товаров, работ, услуг и поддерживают свободную конкуренцию на различных рынках. А
госзаказ и закупки госкомпаний являются одним из ключевых элементов экономической поддержки МСП, — отмечает начальник управления контроля размещения государственного заказа ФАС России Артем Лобов.

Он добавил, что принятые поправки в конце 2017 года, предусматривают перевод всех закупок по 44-ФЗ в электронную форму, а также перевод закупок для МСП по 223-ФЗ на общероссийские электронные площадки и введение исчерпывающего перечня вида закупок. Именно эти меры позволят обеспечить поддержку субъектов МСП в закупках госкомпаний, они получат доступ к этим закупкам на недискриминационной основе, по единым требованиям, считает он.

Кирилл Кузнецов все же уверен, что поддерживать нужно не квотами, а созданием благоприятных условий для работы – обеспечить защиту от административного давления, льготное кредитование и предоставлять производственные ресурсы, технологии.

— В части закупок вместо квот можно ввести инструменты стимулирования заказчика и участника закупки на работу с субъектами малого предпринимательства. Например, через закупки малых объемов (для заказчика) и через дополнительные баллы при оценке заявок при привлечении соисполнителя-субъекта малого предпринимательства. Именно баллы, а не обязательную квоту, причем с прозрачной отчетностью по выполняемым соисполнителями задачам, — поделился Кузнецов.

Сухадольский также прогнозирует, что крупный бизнес будет и в дальнейшем искать возможность получить дополнительную прибыль. И наилучший путь – сделать подобные цепочки поставок более прозрачными, чтобы трудоемкость применения подставных фирм превышала выгоду от их использования.

Автор: Ангелина Зеленькова

Похожие статьи: